Это была очень плохая киса!

Из «Мадагаскар 2»

#7662

Может быть, неоднозначно это покажется, но дело заключается в том, что очень мало кто в то время понимал и верил в то, что вопрос идет не об идеологии, учитывая ваш вопрос, вопрос не идет о формах собственности, о хозяйствовании, о реформах, а вопрос идет о государстве. Что основная проблема, основной удар направлен против единого государства, а вовсе не против реформирования общественно-политического устройства государства. Наши, так сказать, как их тогда называли, диссиденты, сегодня, я не знаю, как они себя предпочитают называть, но большинство из них откровенно в последние годы признавались, что они метили в социализм, а попали в российское государство. На самом деле ведь вопрос заключался именно в том, будет единая страна или не будет. И все разногласия заключались именно в этом между, скажем, ГКЧП и Горбачевым, только в этом. И разногласия между Горбачевым и Ельциным были тоже только в этом. Все остальное это было, я бы сказал, некорректное использование различных форм и методов воздействия на общественное мнение в личной цели, в популярности личной. Вопрос стоял о государстве и о власти. Между нами и Горбачевым вопрос стоял — будет ли у нас единое союзное государство федеративное или будет конфедеративное. И этот процесс продолжался, грубо говоря, примерно два года. Наши конфликты они просто не выплескивались до поры до времени, но на самом деле это так и было. Потому что он, проиграв по сути дела референдум, тут же взял и организовал так называемый новоогаревский процесс, где, по сути дела, консолидировались все националистические силы и националистические лидеры. Это было известно, и эта борьба шла все время, вплоть до Верховного Совета. В официальных выступлениях на Верховном Совете и на съезде Горбачев проигрывал. Но, видимо, уже он далеко зашел в этом проигрыше. Потому что мое было представление, и оно остается, он страшно боялся потерять власть. Боялся потерять власть именно в силу того, что он видел реального на тот момент противника на президентский пост в лице Ельцина, это был для него реальный противник. И вот тут они как раз, грубо говоря, расходились именно с точки зрения уже личной власти. Ельцин готов был во имя власти, наверное, на все. А Горбачев тоже соглашался поступиться, как он говорил, принципами во имя только одного — удержаться на плаву в качестве президента или председателя чего угодно, какого-то нового союза, который он был готов создать в обмен на ликвидацию Советского Союза. Я думаю, что вы слышали, что в то время его очень активно пропагандировали в виде председателя Организации Объединенных Наций, откровенно ему предлагали пост президента нового так называемого союза, на который его как бы изберут по принципу выбора председателя Организации Объединенных Наций. И он на это был готов[2].

Валентин Сергеевич Павлов

#7563

Любовь — очень вредная привычка.

Александр Михайлович Черницкий

#7521

— А как же ты можешь разговаривать, если у тебя нет мозгов? — спросила Дороти.
— Не знаю, — ответило Чучело, — но те, у кого нет мозгов, очень любят разговаривать. — «Удивительный Волшебник из Страны Оз» (англ. The Wonderful Wizard of Oz)

Лаймэн Фрэнк Баум

#7108

Большинство современных книг — лишь мерцающие отражения сегодняшнего дня. Они очень быстро гаснут. Старое же обнаруживает свою сокровеннейшую ценность — долговечность. Лишь бы новое — это сама преходящность. Сегодня оно кажется прекрасным, а завтра предстает во всей своей нелепости. Таков путь литературы.

Франц Кафка

#2617

Здесь все становятся либо очень богатыми, либо очень мёртвыми.

Из фильма «За пригоршню долларов»

#6960

"Не очень мотивирован возврат рыбы на берег" (01 декабря 2005 года на заседании правительства).

Михаил Ефимович Фрадков

#6823

Когда человек не такой, как вообще, потому один такой, а другой такой, и ум у него не для танцевания, а для устройства себя, для развязки свого существования, для сведения обхождения, и когда такой человек, ежели он вчёный, поднимется умом своим за тучи и там умом своим становится ещё выше Лаврской колокольни, и когда он студова глянет вниз, на людей, так они ему покажутся такие махонькие-махонькие, всё равно как мыши... пардон, как крисы... Потому что это же Человек! А тот, который он, это он, он тоже человек, невчёный, но... зачем же?! Это ж ведь очень и очень! Да! Да! Но нет!

проня прокоповна, из фильма «За двумя зайцами (фильм, 1961)», 1961

#6784

Есть оптимизм и есть глупость. Между ними очень тонкая грань.

Из фильма «Сказочник»

#6833

 — Я очень люблю ПЖ!
— А я его еще больше ку!

Из фильма «Кин-дза-дза!»

#6424

 — Что, очень плохо?
— Почему?
— Ну ты же всё повычёркивал.
— Да нет… Так, мелочи кое-какие… Ну, например: «Коза кричала нечеловеческим голосом». Это я не мог оставить.
— Ну а каким?
— Да никаким. Просто кричала.

Из фильма «Осенний марафон»

#6142

Как большинство глухих, я не очень люблю слепых.

Луис Буньюэль

#6295

О, вы не любите меня! — вскричала Кэтти. — Как я несчастна!
На этот упрёк есть один ответ, который всегда вводит женщин в заблуждение. Д’Артаньян ответил так, что Кэтти оказалась очень далека от истины.

Александр Дюма, из книги «Три мушкетёра», 1844

#6238

Уж если быть вещью, так одно утешение – быть дорогой, очень дорогой.

Лариса Огудалова, из источника «Бесприданница»

#6728

Кстати, ведьм, всяких там эльфов, гномов и прочую нечисть любой рыцарь тоже считает своим долгом зарубить, а если не очень спешит, то медленно и красиво сжечь на костре.

Из книги «Ричард Длинные руки», 2003

#6628

Право, этот человек очень неосторожно поступает, разговаривая так с мужчинами. Можно подумать, что ему приходилось иметь дело только с женщинами и детьми.

Александр Дюма, из книги «Три мушкетёра», 1844

#6276

Готов Вас выслушать, если Вам очень хочется мне об этом сказать.

Из фильма «Гордость и предубеждение (фильм, 1995)»

#6315

 — Вы поете?
 — Нет.
 — Тогда может расскажите что-нибудь?
 — Я, между прочим, очень хорошая рассказчица.
 — Не сомневаюсь.

Из фильма «Из Африки»

#5805

Теперь остаётся только надписать на этом письме адрес. — Это очень легко, — сказал Арамис. Он кокетливо сложил письмо и надписал: «Девице Мишон, белошвейке в Туре».

Александр Дюма, из книги «Три мушкетёра», 1844

#6273

Она смотрела на часы, вставала, снова садилась и улыбалась д’Артаньяну с таким видом, который говорил: «Вы, конечно, очень милы, но будете просто очаровательны, если уйдёте!»

Александр Дюма, из книги «Три мушкетёра», 1844

#6243

Торопиться некуда, говорит он. До конца света ещё миллиард лет, говорит он. Можно много, очень много успеть за миллиард лет, если не сдаваться и понимать, понимать и не сдаваться.

Из книги «За миллиард лет до конца света»

#6493

Невозможно представить себе, что мир управляется мудрым, праведным и всемогущим Богом, но очень легко представить, что он управляется Правлением богов. Если такое Правление существует, оно действует в точности как правление компании, которая терпит убытки.

Генри Луис Менкен

#5704

Я хочу сказать, что любовь — это лотерея, в которой выигравшему достается смерть! Поверьте мне, любезный д’Артаньян, вам очень повезло, что вы проиграли! Проигрывайте всегда — таков мой совет.

Александр Дюма, из книги «Три мушкетёра», 1844

#6233

Неизбежно только одно — смерть, всего остального можно избежать. Во временном пространстве, которое отделяет рождение от смерти, нет ничего предопределенного: все можно изменить и можно даже прекратить войну и жить в мире, если желать этого как следует — очень сильно и долго.

Альбер Камю

#6524

Я очень люблю Вайду и его фильмы. Мы никогда не встречались, но однажды, на одном из Каннских фестивалей, он публично заявил, что мои первые фильмы побудили его заняться кинематографом.

Луис Буньюэль

#6312

Я люблю север, холод и дождь. В этом смысле я настоящий испанец. Родившись в стране, где очень жарко, я не знаю ничего лучше, чем огромные влажные леса и туманы.

Луис Буньюэль

#6307

— Небо… небо не видело такого позорного пацака как ты, Скрипач!.. Я очень глубоко скорблю…

Из фильма «Кин-дза-дза!»

#6387

Главное, чему учит нас чтение книг, — что лишь очень немногие книги заслуживают прочтения.

Генри Луис Менкен

#5663

Любовь как война: легко начать, но очень трудно кончить.

Генри Луис Менкен

#5693

Натуральная история нынче обогатилась новым классом очень милых и красивых существ - именно классом женщин без сердца.

Из книги «Княгиня Лиговская»

#5620

На балах Печорин с своею невыгодной наружностью терялся в толпе зрителей, был или печален, или слишком зол, потому что самолюбие его страдало. Танцуя редко, он мог разговаривать только с теми дамами, которые сидели весь вечер у стенки - а с этими-то именно он никогда не знакомился... У него прежде было занятие - сатира, - стоя вне круга мазурки, он разбирал танцующих, и его колкие замечания очень скоро расходились по зале и потом по городу; но раз как-то он подслушал в мазурке разговор одного длинного дипломата с какою-то княжною... Дипломат под своим именем так и печатал все его остроты, а княжна из одного приличия не хохотала во все горло; Печорин вспомнил, что когда он говорил то же самое и гораздо лучше одной из бальных нимф дня три тому назад, она только пожала плечами и не взяла на себя даже труд понять его; с этой минуты он стал больше танцевать и реже говорить умно; и даже ему показалось, что его начали принимать с большим удовольствием. Одним словом, он начал постигать, что по коренным законам общества в танцующем кавалере ума не олагается!

Из книги «Княгиня Лиговская»

#5635

Суд общего мнения, везде ошибочный, происходит, однако, у нас совсем на других основаниях, чем в остальной Европе; в Англии, например, банкрутство - бесчестие неизгладимое, - достаточная причина для самоубийства. Развратная шалость в Германии закрывает навсегда двери хорошего общества (о Франции я не говорю: в одном Париже больше разных общих мнений, чем в целом свете) - а у нас?.. объявленный взяточник принимается везде очень хорошо: его оправдывают фразою: и! кто этого не делает!.. Трус обласкан везде, потому что он смирный малый, а замешанный в историю! - о! ему нет пощады: маменьки говорят об нем: "Бог его знает, какой он человек", - и папеньки прибавляют: "Мерзавец!.."

Из книги «Княгиня Лиговская»

#5619

Желания походят на аппетит: иметь их очень много — значит всегда страдать; вовсе их не иметь — это почти то же, что умереть.

Пьер Буаст

#5388

На свете очень много хороших людей, но все они страшно заняты.

Дон Аминадо

#5087

Он очень причёсывается!

Из фильма «Где находится нофелет?», 1987

#4984

Если очень долго поступать по-свински, то в конце концов можно устроиться по-человечески.

Дон Аминадо

#5048

 — Ах, не люблю я этих тайн и загадок!
 — А я — очень люблю!

Из «Тайна третьей планеты»

#5213

 — Попробуйте ваш метод на мне, мистер Холмс, я прекрасный объект для выводов и заключений.
 — Боюсь, что о вас я немногое могу рассказать. Я лишь могу предположить, что весь последний год вы кого-то опасались.
 — Да, это правда. Знаешь, Виктор, когда мы разогнали шайку браконьеров, они поклялись, что зарежут нас. И они в самом деле напали на сэра Эдвара Хоби. С тех пор я всё время настороже, хотя, как ты знаешь, я не из пугливых.
 — У вас очень красивая палка. По надписи я определил, что она у вас не больше года. Но вам пришлось просверлить отверстие в набалдашнике и налить туда расплавленный свинец, чтобы превратить палку в грозное оружие. Если б вам нечего было бояться, вы бы не прибегали к таким предосторожностям.
 — Что ещё?
 — В юности вы часто дрались.
 — Тоже верно. А это как вы узнали? По носу, который у меня глядит в сторону?
 — Нет, по форме ушей, они у вас прижаты к голове. Такие уши бывают у людей, занимающихся боксом.
 — А ещё что?
 — Вы часто копали землю — об этом свидетельствуют мозоли.
 — Всё, что у меня есть, я заработал на золотых приисках.
 — Вы были в Новой Зеландии.
 — Опять угадали.
 — Вы были в Японии.
 — Совершенно верно.
 — Вы были связаны с человеком, инициалы которого Д. А., а потом вы постарались забыть его.
 — …Ах, мальчики! Надеюсь, я не испугал вас? На вид я человек сильный, а сердце у меня слабое, и оно меня иногда подводит. Не знаю, как вам это удаётся, мистер Холмс, но, по-моему, все сыщики по сравнению с вами — младенцы. Это — ваше призвание, можете поверить человеку, который кое-что повидал в жизни.

Из рассказа «Глория Скотт»

#4746

В альбоме жизнь охотников — это романтическое слово, кстати, совершенно не подходит к немытым ублюдкам, раз в месяц заманивавшим большое доверчивое
животное в яму с колом на дне — была изображена очень подробно, и я с удивлением узнал многие мелкие бытовые детали, пейзажи и лица; тут же я
сделал первое в своей жизни логическое умозаключение, что художник, без всякого сомнения, побывал в советском плену.

Виктор Пелевин, из книги «Ника»

#4754

Каждое лето я хожу удить рыбу на Мэйн. Лично я очень люблю землянику со сливками, однако, обнаружил, что по каким-то странным причинам рыба предпочитает червей. Поэтому, когда ужу рыбу, думаю не о том, что люблю я, а о том, что любит рыба, и не насаживаю на крючок землянику со сливками. Отнюдь, а подвешиваю на крючок для рыбы червяка или кузнечика и говорю: "Не угодно ли отведать вот это?" Почему же не пользоваться этой логикой и в отношениях с людьми?

Дейл Карнеги, из книги «Шесть способов располагать к себе людей»

#4802

Двух вещей очень трудно избежать: тупоумия - если замкнуться в своей специальности, и неосновательности - если выйти из нее.

Иоганн Вольфганг Гёте

#4540

Если против какой-нибудь болезни предлагается очень много средств, то значит болезнь неизлечима.

Антон Павлович Чехов, из книги «Человек в футляре», 1898

#4847

Очень кайфовое состояние было в поезде. Ты — путник. Путник в ночи. Ты — один. Как в кино.
Ты стоишь в тамбуре в пальто. Волк-одиночка. Есть такие каменные образы. Знаешь? Ты стоишь один. Ты куришь. Ты едешь неизвестно куда. Конечно, знаешь куда, но не суть. Ты не спасаешь мир. Просто ты один. Человек. У тебя есть такие-то цели. Это очень кайфово. В этом есть романтика. Ты один. И все принадлежит тебе. Мир. Ты есть ты. Ты можешь делать все. Это твой мир, и ты внутри его.

Роман Витальевич Билык, из источника «iuuiiupo»

#4748

 — Котовский понял, что формы нет. Но вот что воска нет, он не понял.
— Почему его нет?
— А потому, Петька — слушай меня внимательно — потому что и воск, и самогон могут принять любую форму, но и сами они — всего лишь формы.
— Формы чего?
— Вот тут и фокус. Это формы, про которые можно сказать только то, что ничего такого, что их принимает, нет. Понимаешь? Поэтому на самом деле нет ни воска, ни самогона. Нет ничего. И даже этого «нет» тоже нет.
Секунду мне казалось, что я балансирую на каком-то пороге, а потом я ощутил тяжелую пьяную тупость. Мысли вдруг стали даваться мне очень тяжело.
— Воска нет, — сказал я. — А самогона еще полбутылки.
Чапаев мутновато поглядел на стол.
— Это верно, — сказал он. — Но если ты все же поймешь, что его тоже нет, я тебе с груди орден отдам. А пока я его тебе не отдам, мы с тобой отсюда не выйдем.

Виктор Пелевин, из источника «Чапаев и Пустота», 1996

#4783

...И вот тут разыгрывается очень грамотная комбинация!

Из фильма «12»

#4408

Я иду на рынок покупать арбуз. Мне ведь продавец очень убедительно говорит, что он спелый и красный. Но ведь пока его не принесёшь домой, не разрежешь, очень трудно понять, какой он.

Из фильма «12»

#4397

- Я сидела очень удобно. Купила билет за рубь-пийсят и... сидела.

Из фильма «Старшая сестра»

#4470

- Ты понимаешь, страннное дело: у меня в жизни не было особо много радости... Ну, не веселый я человек... Ну, не очень веселый. Особенно сейчас, когда мне не очень везет. Но если бы спросили, кого я хочу играть, я б сказала, вечелую, счастливую, которая всё может, всем вокруг приносит радость... Лаура в "Каменном госте".

Из фильма «Старшая сестра»

#4472

- Это правда - я не очень уверен в себе. Больше всего не люблю людей самодовольных и самоуверенных. Если это есть в человеке, всё - он для меня не существует. Но в то же время моя неуверенность вовсе не означает ,что я ни на что не способен.

Из фильма «Старшая сестра»

#4474

Люди очень много и очень громко говорят, для того чтобы сказать как можно меньше. Это очень шумное молчание. По-настоящему существенны и интересны при этом лишь закулисные сделки, о которых не упоминают ни единым словом.

Франц Кафка

#2012

Только следует помнить, что фотограф, как кактус — растет очень медленно. Не надо его поливать слишком обильно, он тогда просто завянет.

Александр Иосифович Лапин, из книги «Фотография как…», 2009

#4365

Жизнь — коробка с печеньем. В коробке с печеньем есть печенюшки любимые, и не очень. Съешь первым делом самые вкусные — останутся лишь те, что особо не любишь.

Харуки Мураками, из источника «Норвежский лес», 1987

#4268

Он был доволен. Он отдал слона за пешку и был очень доволен. И тогда Андрей вдруг понял, что в его, стратега, глазах все это выглядит совсем иначе: он ловко и неожиданно убрал мешающего ему слона да еще получил пешку в придачу — вот как это выглядело на самом деле…

Братья Стругацкие, из книги «Град обреченный», 1975

#4264

Нужно иметь очень хороший вкус, чтобы временами позволить себе что-то в плохом вкусе.

Ванда Блоньская

#4131

Стремление сначала понять все до самого конца, а потом уже работать — очень частая причина неудач.

Аркадий Бейнусович Мигдал

#4076

Иметь в жизни одного друга — уже много, двоих — очень много, троих — вряд ли возможно.

Генри Брукс Адамс

#4019

Теперь я понимаю очень ясно,
и чувствую и вижу очень зримо:
неважно, что мгновение прекрасно,
а важно, что оно неповторимо.

Игорь Губерман

#3676

Вступать в спор с человеком страдающему поверхностным суждением и любовью к бессодержательным спорам, очень неблагоразумно. Так как он никогда не постарается вникнуть в объяснения учителя, а будет считать только , что его не оценили. Между тем как такая привычная развязно судить обо всем иногда остается на всю жизнь.

Алексей Дмитриевич Алфёров, из источника «Родной язык в средней школе.»

#3653

У нас нет полного сегодняшнего дня, есть очень смутное вчера, и мы живем накануне чего-то. После обесценения многого, на чем строилась наша жизнь, наступило время тяжелого раздумья.

Алексей Дмитриевич Алфёров, из источника «Родной язык в средней школе.»

#3449

Решения следует принимать очень быстро – причем те, которые кажут-ся самыми дикими, самыми нелепыми: по-другому невозможно нарушить на-вязываемый ход событий.

Клюев, из источника «Книга теней»

#3283

Быть настолько уверенным в правоте своих идей и фактов, что не замечать деталей — это черта очень честных людей.

Агата Кристи, из книги «Смерть лорда Эджвера»

#3116

У каждого человека — не часто, не искусственно, но само собой, и только в день очень хороший, среди других, просто хороших дней наступает потребность оглянуться, даже побыть тем, каким был когда-то. Она сродни перебиранию старых писем.

Александр Грин, из источника «Бегущая по волнам», 1928

#2909

Когда уже очень далеко уйдешь по жизненному пути, то замечаешь, что попал не на ту дорогу.

Пьер Буаст

#2743

Дружба между мужчиной и женщиной очень слабеет при наступлении ночи.

Отто фон Бисмарк

#2722

Когда очень боишься, то все, словно на смех, складывается уж не так плохо, а когда ничего дурного не ждешь — беда тут как тут.

Томас Манн, из книги «Будденброки», 1901

#2627

Всё очень просто: один и тот же лист падает снова и снова. Но тебе этого мало, тебе нужно еще понять: как, зачем и почему. А здесь понимать нечего, да и всё равно не понять.

Карлос Кастанеда

#2620

Мужчина, который умно говорит о любви, не очень влюблен.

Жорж Санд

#2373

Если мы не будем обманывать сами себя, нас немедленно обманут другие. И вообще, суметь обмануть то, что ты называешь «самим собой», — это очень большое достижение, потому что обычно бывает наоборот — это оно нас обманывает.

Виктор Пелевин, из источника «Желтая стрела», 1993

#2253

Думается, люди очень часто будут совершать еще более страшные жестокости и скоро останутся только воины да разбойники. Я даю им совет: «Тот, кто идет на лютое дело, должен представить себе, что уже его сделал; должен видеть будущее необратимым, подобно прошлому».

Хорхе Луис Борхес, из источника «Сад, где ветвятся дорожки»

#2166

Специалиста можно сравнить с ремесленником, которому очень нравится его занятие. Специалисту приятно разобрать вещь, а потом собрать её. Он не любитель помечтать — он постоянно в работе.

Майкл Э. Гербер, из книги «Малый бизнес: от иллюзий к успеху», 2001

#2149

Наш мир не более постоянен, чем волна, поднимающаяся над океаном. Каковы бы они ни были, но свои победы и поражения мы должны пережить, потому что очень скоро поднимется новая волна, но это будет уже новая история.

Артур Голд, из источника «Мемуары гейши»

#2103

Если стоящая перед вами задача возможна, думайте всегда, что выполнить ее очень легко.

Эмиль Куэ, из источника «Сознательное самовнушение», 1932

#2099

В определенный день при определенных обстоятельствах ты понимаешь, что есть предел. И ты достигаешь этого предела. Ты прикасаешься к нему и думаешь: «Итак, это предел». Как только ты его достигаешь, что-то происходит, и ты уже можешь пойти немного дальше со своей силой разума, своим упорством, своим чутьём и конечно же опытом. Можно взлететь очень высоко.

Айртон Сенна да Силва, из фильма «Гонки у меня в крови»

#2026

Свобода — очень одинокое состояние.

Фрэнк Герберт, из источника «Дети Дюны»

#1775

Непросто сказать, в чем заключается истина, но ложь очень часто легко распознать.

Альберт Эйнштейн

#1773

Люди, не имеющие недостатков, имеют очень мало достоинств.

Авраам Линкольн

#1722

Все мы смешные. Каждый по-своему — и вы, и я. Не доверяю людям, в которых нет вообще ничего смешного, но таких очень мало.

Макс Фрай

#1533

Замечено, что те, кто кричат громче всех, требуя свободы, не очень охотно терпят ее.

Филип Честерфилд

#1457

Возможности мыслительной тренировки безграничны, а ее результаты вечны, однако по-прежнему лишь очень немногие удосуживаются направить свои мысли в необходимое русло, что принесло бы им успех; обычно все пускается на самотек.

Брайс Марден, из источника «Сознание может все»

#1439

Человек очень силен, когда довольствуется тем, что он есть, и очень слаб, когда хочет подняться выше человечества.

Жан-Жак Руссо

#1339

Желания походят на аппетит: иметь их очень много — значит всегда страдать; вовсе их не иметь — это почти то же, что умереть.

Пьер Буаст

#1271

С точки зрения молодости — жизнь есть бесконечное будущее, с точки зрения старости — очень короткое прошлое.

Артур Шопенгауэр

#1246

А еще все господа Крючкотворы вселенной очень часто используют фразу "по моему скромному мнению", что, по их скромному мнению, придает вес их заявлениям и вовсе не указывает на то, что на самом деле эти заявления являются "не более чем убогими замечаниями не менее убогих людей с социальной ответственностью как у ряски".

Терри Пратчетт, из источника «Правда», 2009

#1197

Нет ли в том, чему нас учили, какой-то страшной и очень важной ошибки?

Айн Рэнд, из книги «Атлант расправил плечи», 1957

#1138

Я крепко убежден, что не только очень много сознания, но даже и всякое сознание — болезнь.

Федор Михайлович Достоевский

#1112

Собственно говоря, лишь очень немногие живут сегодняшним днем. Большинство готовиться жить позднее.

Джонатан Свифт

#654

Умные люди знают, что можно верить лишь половине того, что нам говорят. Но только очень умные знают, какой именно половине.

Пшекруй

#648

На собственном горбу и на чужом
я вынянчил понятие простое:
бессмысленно идти на танк с ножом,
но если очень хочется, то стоит.

Игорь Губерман

#585

Жизнь — короткое, очень короткое время между двумя вечностями...

Томас Карлейль

#483

Пять условий для одинокой птицы:
первое — до высшей точки она долетает;
второе — по компании она не страдает, даже таких же птиц, как она;
третье — клюв ее направлен в небо;
четвертое — нет у нее окраски определенной;
пятое — поет она очень тихо.

Сан Хуан де ля Крус, из источника «Разговоры о свете и любви»

#430

Иногда я думаю, что вы все просто очень ограниченные люди. Вы просто не способны задать вопрос: зачем?

Из источника «Стажеры», 1960

#347

Если больной очень хочет жить, врачи бессильны.

Фаина Георгиевна Раневская

#274