Кто в мире любит своего ближнего, совершает не большую и не меньшую несправедливость, чем тот, кто любит в мире себя самого. Остается только вопрос, возможно ли первое.

Франц Кафка

#3563

Может быть, неоднозначно это покажется, но дело заключается в том, что очень мало кто в то время понимал и верил в то, что вопрос идет не об идеологии, учитывая ваш вопрос, вопрос не идет о формах собственности, о хозяйствовании, о реформах, а вопрос идет о государстве. Что основная проблема, основной удар направлен против единого государства, а вовсе не против реформирования общественно-политического устройства государства. Наши, так сказать, как их тогда называли, диссиденты, сегодня, я не знаю, как они себя предпочитают называть, но большинство из них откровенно в последние годы признавались, что они метили в социализм, а попали в российское государство. На самом деле ведь вопрос заключался именно в том, будет единая страна или не будет. И все разногласия заключались именно в этом между, скажем, ГКЧП и Горбачевым, только в этом. И разногласия между Горбачевым и Ельциным были тоже только в этом. Все остальное это было, я бы сказал, некорректное использование различных форм и методов воздействия на общественное мнение в личной цели, в популярности личной. Вопрос стоял о государстве и о власти. Между нами и Горбачевым вопрос стоял — будет ли у нас единое союзное государство федеративное или будет конфедеративное. И этот процесс продолжался, грубо говоря, примерно два года. Наши конфликты они просто не выплескивались до поры до времени, но на самом деле это так и было. Потому что он, проиграв по сути дела референдум, тут же взял и организовал так называемый новоогаревский процесс, где, по сути дела, консолидировались все националистические силы и националистические лидеры. Это было известно, и эта борьба шла все время, вплоть до Верховного Совета. В официальных выступлениях на Верховном Совете и на съезде Горбачев проигрывал. Но, видимо, уже он далеко зашел в этом проигрыше. Потому что мое было представление, и оно остается, он страшно боялся потерять власть. Боялся потерять власть именно в силу того, что он видел реального на тот момент противника на президентский пост в лице Ельцина, это был для него реальный противник. И вот тут они как раз, грубо говоря, расходились именно с точки зрения уже личной власти. Ельцин готов был во имя власти, наверное, на все. А Горбачев тоже соглашался поступиться, как он говорил, принципами во имя только одного — удержаться на плаву в качестве президента или председателя чего угодно, какого-то нового союза, который он был готов создать в обмен на ликвидацию Советского Союза. Я думаю, что вы слышали, что в то время его очень активно пропагандировали в виде председателя Организации Объединенных Наций, откровенно ему предлагали пост президента нового так называемого союза, на который его как бы изберут по принципу выбора председателя Организации Объединенных Наций. И он на это был готов[2].

Валентин Сергеевич Павлов

#7563

Жить с иллюзией или по ту сторону иллюзий? — вот в чем вопрос.

Генри Миллер

#7349

«Мы отвечаем на простой вопрос: как удвоить ВВП. Мы не смогли на него ответить».

Михаил Ефимович Фрадков

#6798

«У меня давно напрашивается вопрос: почему нам не записать сейчас в прогнозе на 2005 год 7,5% роста? Может, тогда жизнь заставит нас посмотреть из окна кабинета на улицу? Надо кольнуть себя иголкой в одно место!»

Михаил Ефимович Фрадков

#6805

 — Так вы думаете, что пожар палаты суда не был случайностью? — осведомился Ришелье таким тоном, точно он задал вопрос, не имеющий ни малейшего значения.

Александр Дюма, из книги «Три мушкетёра», 1844

#6260

По-моему, после этого стоит задать вопрос: что за хрень происходит?

Из фильма «Стрелок»

#5844

Великий вопрос жизни — как жить среди людей.

Альбер Камю

#6508

Победить Германию необходимо — это вопрос жизни и смерти не только для России — величайшего славянского государства, все возможности которого впереди, но и для европейских государств. <…> Разгром Германии будет разгромом всеевропейской реакции и началом нового цикла европейских революций.

Леонид Николаевич Андреев

#6624

Артур:У меня в голове полно вопросов. И до сих пор ни один ответ на вопрос не принес мне и малюсенькой капельки счастья. Кроме одного, единственного, на который я желал получить ответ: "Её ли я ждал?". И ответ не "42", а "ДА". Несомненно, железобетонно, стопроцентно ДА. И всю неделю. Большую неделю своей жалкой, паршивой жизни ... я был счастлив.

Из фильма «Автостопом по галактике»

#6579

Вступая в брак, мужчина и женщина становятся одним человеком — вопрос только, которым.

Генри Луис Менкен

#5660

Но я никогда не был иудеем. А само слово «перекрестился», во-первых, безграмотно, поскольку в иудаизме нет крещения как такового, и, во-вторых, носит уничижительный смысл: де, вот он какой — «перебежал» из одной веры в другую… Я никуда не перебегал. Сперва был неверующим, а затем стал чадом Русской Православной Церкви. Пытаетесь задним числом записать меня в иудеи? Хорошо. Предъявите суду соответствующую справку из синагоги — и вопрос будет снят.

Александр Леонидович Дворкин

#5555

(На вопрос, не снизится ли качество партий при сокращенном контроле времени.) Шахматы - игра на сообразительность! Надо быстрее соображать, вот и всё качество.

Давид Ионович Бронштейн

#5269

Пессимизм — это вопрос темперамента, оптимизм — вопрос жалованья.

Дон Аминадо

#5121

Это надо было пройти. Любой вопрос возьмите: собственность, гласность, муж и жена, или женщина и мужчина. Всё вот это и всё, что мы затронули, — Горбачёв виноват во всём. А так нельзя было оставаться.

Михаил Сергеевич Горбачёв

#4858

- Моя беда в том, что у меня нет собственных детей. Вначале боялся, что рано. А потом боялся, что поздно. А потом вопрос отпал... Сам собой.

Из фильма «Старшая сестра»

#4458

Важный вопрос, который следует разрешить "на практике": можно ли быть счастливым и одиноким?

Альбер Камю

#3877

Для существа разумного, вопрос "быть или не быть?" — это вопрос "мыслить или не мыслить?". Что против разума, то против жизни.

Айн Рэнд, из книги «Концепция эгоизма»

#3651

Талант — вопрос количества. Талант не в том, чтобы написать одну страницу, а в том, чтобы написать их триста.

Жюль Ренар

#3510

Когда объект или цель уже существуют в виде мысли, его реализация в осязаемой и видимой форме только вопрос времени. Видение всегда предшествует осуществлению.

Лиллиан Уайтинг, из источника «Сознание может все»

#3431

Если вопрос задан правильно, ответ будет неожиданным.

Авессалом Подводный

#3428

Слишком скучно быть бессмертным -
Те же лица день за днем,
Те же умные ответы
На вопрос "Зачем живем?".

Ария, из источника «Замкнутый круг»

#3290

У существа с волевым сознанием нет автоматического режима поведения. Ему нужда система ценностей, направляющая его действия. Ценность — это то, что человек добывает и удерживает своими действиями, добродетель — это действие, с помощью которого человек добывает и удерживает ценность. Ценность предполагает ответ на вопрос: ценность для кого и для чего? Ценность предполагает стандарт, цель и необходимость действия перед лицом выбора. Там, где нет выбора, невозможно существование ценностей.

Айн Рэнд, из книги «Концепция эгоизма»

#3208

Единственный вопрос в любви — вот он: когда мы начинаем лгать? Все так же ли вы счастливы, возвращаясь домой, где вас ждет все тот же человек? Когда вы говорите ему «люблю», вы по прежнему так думаете? Наступает — неизбежно наступает — момент, когда вам приходится делать над собой усилие. Когда у «люблю» уже не будет того вкуса. Для меня первым звоночком стало бритье. Я брился каждый вечер, чтобы не колоть Анну щетиной, целуя ее в постели. А потом однажды ночью — она уже спала (я был где-то без нее, вернулся под утро, типичное мелкое свинство из тех, что мы себе позволяем, оправдываясь семейным положением) – взял и не побрился. Я думал, ничего страшного, она ведь и не заметит. А это значило просто, что я ее больше не люблю.

Фредерик Бегбедер, из книги «Любовь живет три года», 2004

#3195

Стоит жизнь того, чтобы жить или нет, это единственно серьезный вопрос.

Альбер Камю

#2774

Решение проблемы — это не ответ, а вопрос.

Нильс Бор

#2641

- Изабелла, — говорю я. – Милая, любимая, жизнь моя! Мне кажется, я наконец почувствовал, что такое любовь! Это жизнь, только жизнь, высочайший взлет волны, тянущейся к вечернему небу, к бледнеющим звездам и к самому себе, — взлет всегда напрасный, ибо он – порыв смертного начала к бессмертному; но иногда небо склоняется навстречу такой волне, они на миг встречаются, и тогда это уже не закат с одной стороны и отречение – с другой, тогда уже нет и речи о недостатке и избытке, о подмене, совершаемой поэтами, тогда…
Я вдруг смолкаю.
- Я несу какой-то вздор, — продолжаю я, — слова льются непрерывным потоком, может быть в этом есть и ложь, но ложь только потому, что сами слова лживы, они словно чашки, которыми хочешь вычерпать родник, — но ты поймешь меня и без слов, все это так ново для меня, что я еще не умею его выразить; я ведь не знал, что даже мое дыханье способно любить, и мои ногти, и даже моя смерть, поэтому – к черту вопрос о том, сколько такая любовь продлиться, и смогу ли я ее удержать, и смогу ли ее выразить…

Эрих Мария Ремарк, из источника «Черный обелиск», 1956

#2261

Инстанция, перед которой мы несем ответственность, — это совесть. Если диалог с моей совестью — это настоящий диалог, то есть не просто разговор с самим собой, то встает вопрос, является ли совесть все-таки последней или же лишь предпоследней инстанцией. Мы должны стать последними, кто не решался назвать эту инстанцию, эту сверхличность тем именем, которое ей дало человечество: бог.

Виктор Франкл

#1608

Ваша идея, конечно, безумна. Весь вопрос в том, достаточно ли она безумна, чтобы оказаться верной.

Нильс Бор

#1559

Человек может сносить радость, горе, боль лишь до известной степени, а когда эта степень превышена, он гибнет. Значит, вопрос не в том, силен ли он или слаб, а может ли он претерпеть меру своих страданий, все равно душевных или физических, и, по-моему, так же дико говорить: тот трус, кто лишает себя жизни, — как называть трусом человека, умирающего от злокачественной лихорадки.

Иоганн Вольфганг Гёте, из книги «Страдания юного Вертера», 1774

#740

В диалоге с жизнью важен не её вопрос, а наш ответ.

Марина Цветаева

#668

Иногда я думаю, что вы все просто очень ограниченные люди. Вы просто не способны задать вопрос: зачем?

Из источника «Стажеры», 1960

#347