Главное различие между Дилленгером (в 1933 году гангстер Д. Дилленгер был официально объявлен президентом Т. Рузвельтом врагом американского общества номер один) и Рокфеллером в том, благодаря чему они приобрели свое чувство значительности. История пестрит любопытными примерами того, как известные люди старались приобрести чувство своей значительности. Даже Джорж Вашингтон хотел, чтобы его титуловали "Его величество президент Соединенных Штатов". Колумб домагался титула "Адмирала океана и вицепрезидента Индии". Екатерина Великая отказывалась вскрывать письма, на которых не значилось: "Ее императорскому величеству". Миссис Линкольн, будучи хозяйкой Белого Дома, подобно тигрице набросилась на миссис Грант, вскричав: "Как вы смеете садиться в моем присутствии раньше, чем я вам предложила это?!" Наши миллионеры помогали финансировать экспедицию адмирала Барда в Антарктиду с условием, что цепи ледяных гор будут названы их именами. А Виктор Гюго питал надежду, ни много ни мало на то, что Париж будет переименован в его честь. Даже Шекспир, величайший из великих, пытался добиться блеска своему имени приобретением гербового щита для своего рода.

Дейл Карнеги, из книги «Шесть способов располагать к себе людей»

#4823