Было тридцать первое марта – единственная неизбежная определенность.

Айн Рэнд, из книги «Атлант расправил плечи», 1957

#3668