Когда меня осенило, что по большому счету я ничтожнее грязи, я пришёл в бурный восторг. Сразу же утратил чувство ответственности.

Генри Миллер

 7316

Писатели Советской страны были, есть и будут верными помощниками партии, её опорой во всех начинаниях. Политика Коммунистической партии, гигантская кипучая деятельность ленинского Центрального Комитета партии, его Политбюро, Генерального секретаря ЦК КПСС товарища Леонида Ильича Брежнева вызывают в наших сердцах горячее чувство одобрения, поддержки, рождают новый прилив творческой энергии, укрепляют решимость отдавать все свои силы, способности, всю свою жизнь торжеству победоносного учения марксизма-ленинизма, полному исполнению планов и предначертаний Коммунистической партии. Советская литература в борьбе за коммунизм и её задачи в свете решений XXV съезда КПСС (доклад на VI съезде писателей СССР).[1]

Георгий Мокеевич Марков

 6162

Прощание – странное чувство. В нем есть некая зависть. Мужчины уходят, чтобы проверить, насколько они смелы. Для нас же это испытание терпения, способности обходиться без кого-либо, умения выносить одиночество. Но я это итак всегда знала.

Из фильма «Из Африки»

 5796

У меня такое чувство, что этот московский пакт ещё когда-нибудь отомстит за себя национал-социализму… Как мы смеем ещё говорить о спасении и формировании новой Европы, если мы вынуждены просить помощи у разрушителей Европы? — О пакте Молотова-Риббентропа.

Альфред Розенберг

 5242

Лев — царь зверей, но для домашнего животного он вряд ли годится. Точно так же и любовь — слишком сильное чувство, чтобы стать основой счастливого брака.

Роберт Льюис Стивенсон

 4906

Ненависть — активное чувство недовольства; зависть — пассивное. Не надо поэтому удивляться, если зависть быстро переходит в ненависть.

Иоганн Вольфганг Гёте

 4562

Главное различие между Дилленгером (в 1933 году гангстер Д. Дилленгер был официально объявлен президентом Т. Рузвельтом врагом американского общества номер один) и Рокфеллером в том, благодаря чему они приобрели свое чувство значительности. История пестрит любопытными примерами того, как известные люди старались приобрести чувство своей значительности. Даже Джорж Вашингтон хотел, чтобы его титуловали "Его величество президент Соединенных Штатов". Колумб домагался титула "Адмирала океана и вицепрезидента Индии". Екатерина Великая отказывалась вскрывать письма, на которых не значилось: "Ее императорскому величеству". Миссис Линкольн, будучи хозяйкой Белого Дома, подобно тигрице набросилась на миссис Грант, вскричав: "Как вы смеете садиться в моем присутствии раньше, чем я вам предложила это?!" Наши миллионеры помогали финансировать экспедицию адмирала Барда в Антарктиду с условием, что цепи ледяных гор будут названы их именами. А Виктор Гюго питал надежду, ни много ни мало на то, что Париж будет переименован в его честь. Даже Шекспир, величайший из великих, пытался добиться блеска своему имени приобретением гербового щита для своего рода.

Дейл Карнеги, из книги «Шесть способов располагать к себе людей»

 4823

Некоторые авторитетные специалисты заявляют, что люди на самом деле могут впасть в безумие для того, чтобы в безумных грезах обрести чувство своей значительности, в признании которой им было отказано в жестком мире действительности. В больницах Соединенных Штатов находится более всего больных, страдающих психическими заболеваниями, чем всеми другими болезнями вместе взятыми. Если вам более пятнадцати лет и вы проживаете в штате Нью-Йорк, у вас один шанс из двадцати, что вы попадете в психиатрическую больницу в ближайшие семь лет вашей жизни.

Дейл Карнеги, из книги «Шесть способов располагать к себе людей»

 4810

Такое делегирование задачи, когда вы даёте возможность другому человеку использовать её выполнения свой личный подход и стиль, вызывает у сотрудников чувство собственного достоинства и даёт им возможность для самовыражения, а это один из сильнейших мотивирующих факторов человеческой природы.

Джулия Моргенстерн, из книги «Тайм менеджмент», 2006

 4355

Самое неприятное чувство — это чувство собственного бессилия.

Томас Карлейль

 4114

Между любовью и сексом большая разница: секс снимает чувство неловкости, любовь его порождает.

Вуди Аллен

 4033

Честолюбие есть не что иное как жажда власти, а первое мое удовольствие — подчинять моей воле все, что меня окружает; возбуждать к себе чувство любви, преданности и страха — не есть ли первый признак и величайшее торжество власти?

Михаил Юрьевич Лермонтов, из источника «Герой нашего времени», 1839

 4029

Ещё большей вред энергии деятельности и моральному характеру людей наносит слишком пространная забота государства о гражданах. Это вряд ли нуждается в подобных разъяснениях. Тот, кем часто и упорно руководят, легко приходит к тому, что добровольно отказывается и от предоставленной ему доли самостоятельности, которой он располагает. Он считает себя свободным от забот, которые несут за него другие, и полагает, что достаточно ждать указаний и следовать им. Тем самым сдвигаются его представления о заслуге и вине. Идея первой его не захватывает, мучительное чувство второй овладевает им все слабее и реже, поскольку он, ссылаясь на свое положение, с легкостью перекладывает свою вину на того, кто это положение создал. Если же при этом оказывается ещё, что намерения государства представляются ему не вполне чистыми, если он видит в них не только пользу для себя, но и какую-то побочную цель, то вред наносится не только силе, но и качеству моральной воли. Тогда он считает себя не только свободным от всех обязанностей, за исключением тех, которые государство прямо на него налагает, но и от всех попыток улучшить свое собственное положение; часто он даже боится этого, опасаясь, что тем самым государство обретет новую возможность извлечь для себя выгоду. Он старается в таких случаях всеми силами уклониться от государственных законов и чувствует себя в выигрыше, если ему это удается. Принимая во внимание, что для достаточно значительной части нации законы и постановления государства как бы охватывают всю сферу морали, нельзя без сокрушения признать, что священнейшие обязанности и самые произвольные постановления излагаются часто одними и теми же устами и что нарушение того и другого влечет за собой, в ряде случаев, одни и те же наказания. Не менее очевидно это вредное влияние и на поведение граждан по отношению друг к другу. Так же, как каждый сам полагается на заботу и помощь государства, он — и пожалуй, в ещё большей степени — предоставляет государству заботиться о судьбе своих сограждан. А это в свою очередь ослабляет сочувствие к другим людям и желание оказывать помощь друг другу. Взаимная помощь должна быть наиболее действенной там, где наиболее живо сознание, что все зависит только от неё, и, действительно, опыт показывает, что угнетаемые, как бы забытые правительством группы населения всегда связаны наиболее крепкими узами. Там, где холоднее отношение между гражданами, холоднее и отношение супругов друг к другу и отношение отца семейства к членам его семьи.

Айн Рэнд, из книги «Концепция эгоизма»

 3863

Дружбу делает неразрывной и прелесть ее удваивает чувство, которого недостает любви: уверенность.

Оноре де Бальзак

 3841

Мы видим мир двумя способами: либо вокруг вас всё печально, либо вы пытаетесь подавить в себе это чувство.

Лиланд Фицжеральд, из источника «Соединенные штаты Лиланда»

 3400

Ревность — сильное чувство, оно толкает человека на действия, пусть неправильные, сумасбродные, но захватывающие его целиком, раскрепощающие его душу.

Томас Манн, из книги «Будденброки», 1901

 3264

Я, конечно, презираю Отечество мое с головы до ног — но мне досадно, если иностранец разделяет со мной это чувство.

Александр Сергеевич Пушкин

 3141

В двадцать лет царит чувство, в тридцать — талант, в сорок — разум.

Бальтасар Грасиан

 2869

Смех в огромном большинстве случаев вызывается непременно чувством тщеславия, глупости или злорадства. Благородное чувство, полезная мысль или похвальный поступок никогда не возбудят смеха, не имеющего с ними ничего общего, а между тем малейшее чувство удовлетворенной гордости или зависти мгновенно складывает наши губы в самодовольную улыбку. Смех можно считать атрибутом злобного гения, потому-то благодетельное божество смеяться не станет, а много много если улыбнется добродушной улыбкой. Может быть вследствие этого серьезная важность считалась всегда одних из лучших качеств как у древних так и у новейших народов.

Франциск Родольф Вейсс, из книги «Нравственные основы жизни», 1881

 2010

Выше любви стоит другое чувство — удовлетворенная месть.

Георг Эберс, из источника «Арахна», 1994

 561

Нас уязвляют и обижают действия либо посягательства со стороны наших ближних, и это нас ослабляет. Наше чувство собственной важности заставляет нс почти все время чувствовать себя кем-то оскорбленным или на кого-то обиженным.

Карлос Кастанеда, из книги «Огонь изнутри»

 105