Гуманитарии обычно ощущают свою ущербность, когда речь заходит о точных науках. И это понятно: человечества еще не было, а законы математики, физики да химии уже существовали — разве что динозавры об этом не догадывались.

Александр Михайлович Черницкий

 7510

Хорошие законы мы не нарушаем.

Из фильма «Кудряшка Сью»

 6751

На них законы не действуют. Через год или два новые имена, новые помощники, бизнес-стары, а меня уже не будет. Работенка предстоит тяжелая. Стрелять надо будет еще ни раз и кое-кто сдохнет. Не я это начал, но я хочу положить этому конец. Так что решай: ты со мной или нет?

Из фильма «Стрелок»

 5836

Я сознательно шел на это, и сожалею только об одном: нам не удалось остановить развал великой страны. Теперь уже многие – особенно простой народ – жалеют об этом. Из того, что обещали простым людям, ничего не сделали. Говорили, что народ будет свободным, богатым и счастливым – получилось все наоборот. Сегодня в стране правят только деньги. Кто сегодня в Госдуме? В основном, это или долларовые миллионеры, или ставленники миллиардеров. Такая же картина в Совете Федераций. Еще Цицерон говорил, что законы должны наказывать зло и поощрять добро. Но многие законы, которые принимают сегодня в Госдуме. работают против большинства населения страны.

Василий Александрович Стародубцев

 5823

-Того кто стрелял, наверное, уже нет - законы заговора. Ребята, стрелявшие в Кеннеди, были убиты через 3 часа, их закопали в безымянных могилах сразу за Терлингва.
-Это что, правда?
-Лопату до сих пор храню.

Из фильма «Стрелок»

 5839

Я полон оптимизма. Человечество преодолело законы морали, почему бы ему не преодолеть законы физики?

Станислав Ежи Лец

 6118

Ещё большей вред энергии деятельности и моральному характеру людей наносит слишком пространная забота государства о гражданах. Это вряд ли нуждается в подобных разъяснениях. Тот, кем часто и упорно руководят, легко приходит к тому, что добровольно отказывается и от предоставленной ему доли самостоятельности, которой он располагает. Он считает себя свободным от забот, которые несут за него другие, и полагает, что достаточно ждать указаний и следовать им. Тем самым сдвигаются его представления о заслуге и вине. Идея первой его не захватывает, мучительное чувство второй овладевает им все слабее и реже, поскольку он, ссылаясь на свое положение, с легкостью перекладывает свою вину на того, кто это положение создал. Если же при этом оказывается ещё, что намерения государства представляются ему не вполне чистыми, если он видит в них не только пользу для себя, но и какую-то побочную цель, то вред наносится не только силе, но и качеству моральной воли. Тогда он считает себя не только свободным от всех обязанностей, за исключением тех, которые государство прямо на него налагает, но и от всех попыток улучшить свое собственное положение; часто он даже боится этого, опасаясь, что тем самым государство обретет новую возможность извлечь для себя выгоду. Он старается в таких случаях всеми силами уклониться от государственных законов и чувствует себя в выигрыше, если ему это удается. Принимая во внимание, что для достаточно значительной части нации законы и постановления государства как бы охватывают всю сферу морали, нельзя без сокрушения признать, что священнейшие обязанности и самые произвольные постановления излагаются часто одними и теми же устами и что нарушение того и другого влечет за собой, в ряде случаев, одни и те же наказания. Не менее очевидно это вредное влияние и на поведение граждан по отношению друг к другу. Так же, как каждый сам полагается на заботу и помощь государства, он — и пожалуй, в ещё большей степени — предоставляет государству заботиться о судьбе своих сограждан. А это в свою очередь ослабляет сочувствие к другим людям и желание оказывать помощь друг другу. Взаимная помощь должна быть наиболее действенной там, где наиболее живо сознание, что все зависит только от неё, и, действительно, опыт показывает, что угнетаемые, как бы забытые правительством группы населения всегда связаны наиболее крепкими узами. Там, где холоднее отношение между гражданами, холоднее и отношение супругов друг к другу и отношение отца семейства к членам его семьи.

Айн Рэнд, из книги «Концепция эгоизма»

 3863

Когда я приезжаю в чужую страну, я никогда не спрашиваю, хорошие там законы или плохие. Я спрашиваю только, исполняются ли они.

Братья Стругацкие, из книги «Град обреченный», 1975

 3394

Человек образованный взвешивает и обсуждает жизнь и историю всевозможных народов, населявших земной шар. Он, сравнивая их взгляды и мнения, законы и права, угадывает причины из благосостояния или упадка, усваивает мысли великих, родившихся в среде их, людей и делает окончательные выводы на основании всех этих данных.

Опытность является, таким образом, лучшим средством для приобретения знаний и самоусовершенствования. Мы можем только ускорить её развитие, стараясь идти навстречу фактам, которые её дают, или усваивая результаты, добытые другими. Учение — самое лучшее средство для приобретения опытности эти последим путем, а философия и история — самые полезные для этого науки.

Франциск Родольф Вейсс, из книги «Нравственные основы жизни», 1881

 3365

По Лейбницу наш мир является наилучшим из всех возможных миров, и потому его законы можно описать экстремальными принципами.

Карл Зигель

 2095

Делать вид, что не знаешь того, что знают все, и знаешь то, чего никто не знает — вот и все законы политики.

Пьер Бомарше

 160

Дайте мне контроль над выпуском денег в государстве, и мне плевать, кто будет писать его законы.

Майер Ротшильд

 33