Ум проводит резкую грань между животным и человеком, намекает на божественность последнего и в некоторой степени даже заменяет ему бессмертие, которого нет. Исходя из этого, ум служит единственно возможным источником наслаждения.

Антон Павлович Чехов, из книги «Палата номер 6», 1892

 6184

Полагаясь в своих начинаниях не на себя, а на людей, мы сами сбиваемся с пути к единственно верному успеху.

Мильфорд Прентис, из книги «К жизни», 1912

 3595

В молодости мы обыкновенно не думаем ни об учении, ни о старании себя усовершенствовать, отлагая эти скучные занятия до будущего времени, когда, как обыкновенно думают, пройдет пора бешенных удовольствий и развлечений. Но годы бегут, леность укореняется, а с ней вместе и старые предрассудки. Способности тупеют, наконец настает возраст, когда нам делается одинаково трудно, как усвоить новые идеи, так и производить что-нибудь самому. Житейская рутина овладевает нами окончательно, а там незаметно подкрадывается старость, живущая единственно по привычке, без всякого желания обдумывать или анализировать свои поступки. Ни будущее, ни прошлое равно ее не занимают. Она воображает, что знает все. Самолюбие, которое к сожалению не стареет вместе с нами, не допускает в отживших людях мысли, что молодое поколение может что-либо узнать и открыть, чего не знают они. Доказать таким людям, что они ошибаются равносильно нанесению им величайшей обиды. Старики думают, что они вооружены опытом и потому претендуют и на знание и на неразлучное с ним уважение. Все новое делается дли них невыносимым и таким то путем невежество и зло упрочиваются, без надежды быть когда-нибудь вырванными.

Франциск Родольф Вейсс, из книги «Нравственные основы жизни», 1881

 2951

Стоит жизнь того, чтобы жить или нет, это единственно серьезный вопрос.

Альбер Камю

 2774

Человек, который ко всем новым мыслям прислушивается с недоверием и считает лишь свои познания единственно верными, а чужие не соответствующие его вкусу мысли, бессмыслицей, в конце концов обеднеет духом.

Мильфорд Прентис, из книги «К жизни», 1912

 496

Заурядный человек всегда приспосабливается к господствующему мнению и господствующей моде, он считает современное состояние вещей единственно возможным и относится ко всему пассивно.

Георг Лихтенберг

 238