Может быть, неоднозначно это покажется, но дело заключается в том, что очень мало кто в то время понимал и верил в то, что вопрос идет не об идеологии, учитывая ваш вопрос, вопрос не идет о формах собственности, о хозяйствовании, о реформах, а вопрос идет о государстве. Что основная проблема, основной удар направлен против единого государства, а вовсе не против реформирования общественно-политического устройства государства. Наши, так сказать, как их тогда называли, диссиденты, сегодня, я не знаю, как они себя предпочитают называть, но большинство из них откровенно в последние годы признавались, что они метили в социализм, а попали в российское государство. На самом деле ведь вопрос заключался именно в том, будет единая страна или не будет. И все разногласия заключались именно в этом между, скажем, ГКЧП и Горбачевым, только в этом. И разногласия между Горбачевым и Ельциным были тоже только в этом. Все остальное это было, я бы сказал, некорректное использование различных форм и методов воздействия на общественное мнение в личной цели, в популярности личной. Вопрос стоял о государстве и о власти. Между нами и Горбачевым вопрос стоял — будет ли у нас единое союзное государство федеративное или будет конфедеративное. И этот процесс продолжался, грубо говоря, примерно два года. Наши конфликты они просто не выплескивались до поры до времени, но на самом деле это так и было. Потому что он, проиграв по сути дела референдум, тут же взял и организовал так называемый новоогаревский процесс, где, по сути дела, консолидировались все националистические силы и националистические лидеры. Это было известно, и эта борьба шла все время, вплоть до Верховного Совета. В официальных выступлениях на Верховном Совете и на съезде Горбачев проигрывал. Но, видимо, уже он далеко зашел в этом проигрыше. Потому что мое было представление, и оно остается, он страшно боялся потерять власть. Боялся потерять власть именно в силу того, что он видел реального на тот момент противника на президентский пост в лице Ельцина, это был для него реальный противник. И вот тут они как раз, грубо говоря, расходились именно с точки зрения уже личной власти. Ельцин готов был во имя власти, наверное, на все. А Горбачев тоже соглашался поступиться, как он говорил, принципами во имя только одного — удержаться на плаву в качестве президента или председателя чего угодно, какого-то нового союза, который он был готов создать в обмен на ликвидацию Советского Союза. Я думаю, что вы слышали, что в то время его очень активно пропагандировали в виде председателя Организации Объединенных Наций, откровенно ему предлагали пост президента нового так называемого союза, на который его как бы изберут по принципу выбора председателя Организации Объединенных Наций. И он на это был готов[2].

Валентин Сергеевич Павлов

 7563

Как пышность пиров и одежды есть признак болезни, охватившей государство, так и вольность речи, если встречается часто, свидетельствует о падении душ, из которых исходят слова. И не приходится удивляться, если испорченность речи благосклонно воспринимается не только слушателями погрязнее, но и хорошо одетой толпой: ведь отличаются у них только тоги, а не мнения. Удивительнее то, что хвалят не только речи с изъяном, но и сами изъяны.

Сенека (младший)

 7602

Ты ведь доктор. Сам лечись.

Из фильма «Типа крутые легавые»

 7463

Сэмми: Люциус Ужасный Седьмой всего лишь мокрая курица.
Люциус: Он назвал меня… курицей?!
Сэмми: Трус, неотёсанный болван, ты настоящий диктатор-самодур.
Люциус: Хм, а ведь я тебя слышу!
Сэмми: И что? Он просто тупица и большой обормот.
Люциус: Что??? Я не позволю унижать себя этому мелкому паразиту!
Сэмми: Не смей перебивать меня! И я не мелкий, я выше тебя!
Люциус: Ты назвал меня МЕЛКИМ?!?!

Из «Jimmy Cool»

 7415

Врач — философ; ведь нет большой разницы между мудростью и медициной.

Гиппократ

 7013

Ты к нам пришел добровольно, ты обещал ради спасения нации пойти на все. Ты ведь не лжец, правда? И не слабак, чтобы идти на попятную. Правда же? Забудь про Дэвида Вебба. Всего себя отдай этому проекту.

Из фильма «Ультиматум Борна»

 6948

Когда человек не такой, как вообще, потому один такой, а другой такой, и ум у него не для танцевания, а для устройства себя, для развязки свого существования, для сведения обхождения, и когда такой человек, ежели он вчёный, поднимется умом своим за тучи и там умом своим становится ещё выше Лаврской колокольни, и когда он студова глянет вниз, на людей, так они ему покажутся такие махонькие-махонькие, всё равно как мыши... пардон, как крисы... Потому что это же Человек! А тот, который он, это он, он тоже человек, невчёный, но... зачем же?! Это ж ведь очень и очень! Да! Да! Но нет!

проня прокоповна, из фильма «За двумя зайцами (фильм, 1961)», 1961

 6784

— Мы ведь ничего не знаем о кофе.
— Ты сажаешь его, он растет.

Из фильма «Из Африки»

 5793

Бред? Но ведь новый!

Станислав Ежи Лец

 5886

Тренер: Хорошо здесь, правда? Все любят когда в зале шумно, а мне нравится так: тихо, чисто. Как в церкви. Здесь ведь тоже молятся?

Из фильма «Холм одного дерева»

 6555

Я служу вредному делу и получаю жалованье от людей, которых обманываю; я нечестен. Но ведь сам по себе я ничто, я только частица необходимого социального зла: все уездные чиновники вредны и даром получают жалованье... Значит, в своей нечестности виноват не я, а время... Родись я двумя стами лет позже, я был бы другим...

Антон Павлович Чехов, из книги «Палата номер 6», 1892

 6188

…и всё-таки я полагаю, что натиск лучше, чем осторожность, ведь фортуна — женщина, и чтобы с ней сладить, её надо бить и пинать, таким она поддается скорее, чем тем, кто вяло берется за дело. И как женщина она — подруга молодых, ибо они менее осмотрительны, более отважны и с большей дерзостью ее укрощают.

Николо Макиавелли

 6715

-Неужели мы допустим чтобы к власти пришли бандиты?
-Так ведь допускали, и не раз.

Из фильма «Стрелок»

 5828

-Ты сошел с ума, совсем спятил. Я ведь еще сенатор США.
-Не отрицаю.

Из фильма «Стрелок»

 5849

Расставаться с жизнью совсем не так просто, как я думала. Вот и нет сил! Вот я какая несчастная! А ведь есть люди, для которых это легко. Видно, уж тем совсем жить нельзя; их ничто не прельщает, им ничто не мило, и мне жить нельзя, и мне жить незачем! Что ж я не решаюсь? Что меня держит над этой пропастью? Что мешает?

Лариса Огудалова, из источника «Бесприданница»

 6729

Разучилась пить молодёжь, — сказал Атос, глядя на него с сожалением, — а ведь этот ещё из лучших!

Александр Дюма, из книги «Три мушкетёра», 1844

 6234

Я любви искала и не нашла. На меня смотрели и смотрят, как на забаву. Никогда никто не старался заглянуть ко мне в душу, ни от кого я не видела сочувствия, не слыхала теплого, сердечного слова. А ведь так жить холодно. Я не виновата, я искала любви и не нашла… ее нет на свете… нечего и искать.

Лариса Огудалова, из источника «Бесприданница»

 6727

С плохой репутацией жить легче, чем с хорошей, ибо хорошую репутацию тяжело блюсти, нужно все время быть на высоте — ведь любой срыв равносилен преступлению. При плохой репутации срывы простительны.

Альбер Камю

 6533

— Как тебе удается… сохранять нашу дружбу?
— Но ведь мы с этого и начали.

Из фильма «Из Африки»

 5809

Ты ведь смотрел фильмы сынок? Пока не идут титры, ещё не все потеряно.

Из фильма «Реальная любовь»

 6590

Он служил не честно, но ведь пенсию получают все служащие без различия, честны они или нет. Современная справедливость и заключается именно в том, что чинами, орденами и пенсиями награждаются не нравственные качества и способности, а вообще служба, какая бы она ни была.

Антон Павлович Чехов, из книги «Палата номер 6», 1892

 6202

— И хватит прикидываться спящим, вы меня прекрасно слышите!
— Вообще-то я прикидывался мёртвым, но Вас ведь не проведёшь.

Из фильма «Мошенники»

 5752

Я иду на рынок покупать арбуз. Мне ведь продавец очень убедительно говорит, что он спелый и красный. Но ведь пока его не принесёшь домой, не разрежешь, очень трудно понять, какой он.

Из фильма «12»

 4397

Часто даже не полезно знать, что произойдет в будущем: ведь это несчастье — сокрушаться о том, чему нельзя помочь и не иметь последнего и, однако, всеобщего утешения — надежды.

Марк Туллий Цицерон

 4244

Женщины нисколько не виноваты в том, что порою отказываются подчиняться правилам поведения, установленным для них обществом, — ведь эти правила сочинили мужчины, и притом безо всякого участия женщин.

Мишель де Монтень

 4223

Смерть для нас — ничто: ведь всё и хорошее и дурное заключается в ощущении, а смерть есть лишение ощущений.

Эпикур

 4005

Первое убийство совершается, быть может, после тяжких сомнений. Затем возникает угроза разоблачения — и второе убийство дается уже легче. Третье происходит, если у убийцы возникает хотя бы малейшее подозрение. И постепенно в нем просыпается гордость художника — ведь это искусство, убивать. Он едва ли не получает от этого удовольствие.

Агата Кристи, из книги «Смерть лорда Эджвера»

 3578

Все— таки я совершил благородный поступок. Пусть даже глупый, но ведь все благородные поступки глупы.

Братья Стругацкие, из источника «Гадкие лебеди»

 3352

Единственный вопрос в любви — вот он: когда мы начинаем лгать? Все так же ли вы счастливы, возвращаясь домой, где вас ждет все тот же человек? Когда вы говорите ему «люблю», вы по прежнему так думаете? Наступает — неизбежно наступает — момент, когда вам приходится делать над собой усилие. Когда у «люблю» уже не будет того вкуса. Для меня первым звоночком стало бритье. Я брился каждый вечер, чтобы не колоть Анну щетиной, целуя ее в постели. А потом однажды ночью — она уже спала (я был где-то без нее, вернулся под утро, типичное мелкое свинство из тех, что мы себе позволяем, оправдываясь семейным положением) – взял и не побрился. Я думал, ничего страшного, она ведь и не заметит. А это значило просто, что я ее больше не люблю.

Фредерик Бегбедер, из книги «Любовь живет три года», 2004

 3195

Были минуты, я верил, что забуду о ней. Но забыть — это ведь от тебя не зависит, это выходит само собой. Только у меня не вышло.

Джон Роберт Фаулз, из источника «Коллекционер»

 3065

Мы ведь не скот, который надо откармливать, и, когда появляется один бедняк Паскаль, это несравненно важнее, чем рождение десятка благополучных ничтожеств.

Антуан де Сент-Экзюпери, из источника «Планета людей», 1938

 2891

Странное дело — нам всегда кажется, что если мы помогли человеку, то можно отойти в сторону; но ведь именно потом ему становится совсем невмоготу.

Эрих Мария Ремарк, из книги «Триумфальная арка», 1945

 2844

Есть люди, освобождающие вас от вас самих, причем так естественно, как это способны сделать цветущая вишня или котенок, играющий хвостом. Истинная работа этих людей — их присутствие. Другую работу они выполняют для видимости, ведь нужно же что-то делать, никто не будет платить только за ваше присутствие, за несколько глупостей, оброненных вами на ходу, или за песенку, которую вы напеваете себе под нос.

Кристиан Бобен, из источника «Все заняты»

 2734

Я порой ловлю себя на желании быть слепым к фактам жизни и жить иллюзиями и вымыслами. Они лживы, насквозь лживы, они противоречат здравому смыслу. И, несмотря не это, мой разум подсказывает мне, что высшее наслаждение в том и состоит, чтобы мечтать и жить иллюзиями, хоть они и лживы. А ведь в конце-то концов наслаждение — единственная наша награда в жизни. Не будь наслаждения — не стоило бы и жить. Взять на себя труд жить и ничего от жизни не получать — да это же хуже, чем быть трупом. Кто больше наслаждается, тот и живет полнее, а вас все ваши вымыслы и фантазии огорчают меньше, а тешат больше, чем меня — мои факты.

Джек Лондон, из книги «Морской волк», 1904

 2629

По большому счету, я не боюсь все потерять. У меня ведь есть еще голова на плечах, и в голове этой еще есть мозги…

Джордж Сорос, из источника «http://community.livejournal.com/ru_economics/553039.html»

 2519

Внешние, видимые, осязаемые знаки и символы счастья, расцвета появляются тогда, когда на самом деле все уже идет под гору. Для того, чтобы стать зримыми, этим знакам потребно время, словно свету звезды — ведь мы не знаем, гаснет она или совсем угасла в тот миг, когда светит нам всего ярче.

Томас Манн, из книги «Будденброки», 1901

 2362

- Изабелла, — говорю я. – Милая, любимая, жизнь моя! Мне кажется, я наконец почувствовал, что такое любовь! Это жизнь, только жизнь, высочайший взлет волны, тянущейся к вечернему небу, к бледнеющим звездам и к самому себе, — взлет всегда напрасный, ибо он – порыв смертного начала к бессмертному; но иногда небо склоняется навстречу такой волне, они на миг встречаются, и тогда это уже не закат с одной стороны и отречение – с другой, тогда уже нет и речи о недостатке и избытке, о подмене, совершаемой поэтами, тогда…
Я вдруг смолкаю.
- Я несу какой-то вздор, — продолжаю я, — слова льются непрерывным потоком, может быть в этом есть и ложь, но ложь только потому, что сами слова лживы, они словно чашки, которыми хочешь вычерпать родник, — но ты поймешь меня и без слов, все это так ново для меня, что я еще не умею его выразить; я ведь не знал, что даже мое дыханье способно любить, и мои ногти, и даже моя смерть, поэтому – к черту вопрос о том, сколько такая любовь продлиться, и смогу ли я ее удержать, и смогу ли ее выразить…

Эрих Мария Ремарк, из источника «Черный обелиск», 1956

 2261

Поддеть красивую женщину — дело не из простых, ведь она от ваших слов не подурнеет.

Уинстон Черчилль

 1244

Мне кажется, что это ложь, — когда люди утверждают, что хотят быть свободными, настаивают на том, что свобода для них — нечто самое желанное, святое и драгоценное. Но ведь это чушь собачья! Людям страшно становиться свободными, они цепляются за свои цепи.

Джим Моррисон

 978

Кто-то подыхает рядом, а ты этого не чувствуешь. Твой живот цел — в этом все дело. Рядом, в двух шагах от тебя кто-то гибнет, мир рушится для него среди крика и мук... А ты ничего не ощущаешь. Вот ведь в чем ужас жизни!

Эрих Мария Ремарк, из источника «Возлюби ближнего своего», 1940

 930

Знаешь, а ведь вполне может быть, что ты — обыкновенный овощ, и тебя давным-давно благополучно сожрало какое-то травоядное чудовище, желудочный сок которого способен вызывать совершенно правдоподобные галлюцинации у перевариваемой пищи, так что ты просто наслаждаешься сокрушительной иллюзией своей замечательной интересной жизни, напоследок…

Макс Фрай, из источника «Лабиринты Ехо»

 860

Нельзя принимать ничего близко к сердцу, ведь то, что примешь, хочешь удержать. А удержать нельзя ничего.

Эрих Мария Ремарк, из книги «Три товарища», 1938

 656

Тот, кто не тратит попусту своей энергии, чей дух в свое время работает, в свое время отдыхает, укрепляет свои нервы, делает их сильными, как сталь. Нервы — это ведь каналы, по которым течет наша мысленная энергия в ту часть организма, где она должна действовать. Вот почему так важно иметь здоровые нервы. Они необходимое условие мужества и смелости.

Мильфорд Прентис, из книги «К жизни», 1912

 439