Кардинал кусал усы и губы.

Александр Дюма, из книги «Три мушкетёра», 1844

 6275

Потому что век наш весь в чёрном, — объяснил он, промакивая серовато-розовые, как у лошади, губы белоснежным платочком. — Он носит цилиндр высокий, и все-таки мы продолжаем бежать, а затем, когда бьет на часах бездействия час и час отстраненья от дел повседневных, тогда приходит к нам раздвоенье, и мы ни о чем не мечтаем…

Из книги «За миллиард лет до конца света»

 6488

Губы рожают слова, и если слова нудны, то и губы нудны тоже. Отсюда закономерность: если человек скучно говорит, то и скучно целуется, а если рассуждать дальше, то и скучен в остальном. А значит, нетрудно определить заранее.

Анатолий Тосс, из источника «Фантазии женщины средних лет»

 3861

Смех в огромном большинстве случаев вызывается непременно чувством тщеславия, глупости или злорадства. Благородное чувство, полезная мысль или похвальный поступок никогда не возбудят смеха, не имеющего с ними ничего общего, а между тем малейшее чувство удовлетворенной гордости или зависти мгновенно складывает наши губы в самодовольную улыбку. Смех можно считать атрибутом злобного гения, потому-то благодетельное божество смеяться не станет, а много много если улыбнется добродушной улыбкой. Может быть вследствие этого серьезная важность считалась всегда одних из лучших качеств как у древних так и у новейших народов.

Франциск Родольф Вейсс, из книги «Нравственные основы жизни», 1881

 2010