Видеть и слышать, как лгут, и тебя же называют дураком за то, что ты терпишь эту ложь; сносить обиды, унижения, не сметь открыто заявить, что ты на стороне честных, свободных людей, и самому лгать, улыбаться, и все это из-за какого-нибудь чинишка, которому грош цена, - нет, больше жить так невозможно!

Антон Павлович Чехов, из книги «Человек в футляре», 1898

 4843

Мертвецы не мстят за обиды.

Уильям Блейк, из книги «Бракосочетание Рая и Ада», 1790

 3451

В молодости мы обыкновенно не думаем ни об учении, ни о старании себя усовершенствовать, отлагая эти скучные занятия до будущего времени, когда, как обыкновенно думают, пройдет пора бешенных удовольствий и развлечений. Но годы бегут, леность укореняется, а с ней вместе и старые предрассудки. Способности тупеют, наконец настает возраст, когда нам делается одинаково трудно, как усвоить новые идеи, так и производить что-нибудь самому. Житейская рутина овладевает нами окончательно, а там незаметно подкрадывается старость, живущая единственно по привычке, без всякого желания обдумывать или анализировать свои поступки. Ни будущее, ни прошлое равно ее не занимают. Она воображает, что знает все. Самолюбие, которое к сожалению не стареет вместе с нами, не допускает в отживших людях мысли, что молодое поколение может что-либо узнать и открыть, чего не знают они. Доказать таким людям, что они ошибаются равносильно нанесению им величайшей обиды. Старики думают, что они вооружены опытом и потому претендуют и на знание и на неразлучное с ним уважение. Все новое делается дли них невыносимым и таким то путем невежество и зло упрочиваются, без надежды быть когда-нибудь вырванными.

Франциск Родольф Вейсс, из книги «Нравственные основы жизни», 1881

 2951