Мы ищем новых друзей, когда старые нас слишком хорошо узнают.

Пьер Буаст

 5448

Молодые могут умереть, старые — должны.

Генри Лонгфелло

 4764

— Здорово! — резюмировала она и торжественно отставила в сторону обе опустевшие вазочки. В ее темно-серых глазах плясали мои старые приятели солнечные зайчики. На сей раз они явились с официальным предупреждением, что нам с Меламори предстоит не слишком долгий, но чертовски хороший весенний день.
"Грешные Магистры! — подумал я. — Человек просто не может быть таким счастливым, это противно его природе. Наверное, я все-таки сумасшедший..."
Определившись с собственным диагнозом, я расслабился и позволил себе и дальше пребывать в этом замечательном настроении.

Макс Фрай, из источника «Белые камни Харумбы»

 3765

В молодости мы обыкновенно не думаем ни об учении, ни о старании себя усовершенствовать, отлагая эти скучные занятия до будущего времени, когда, как обыкновенно думают, пройдет пора бешенных удовольствий и развлечений. Но годы бегут, леность укореняется, а с ней вместе и старые предрассудки. Способности тупеют, наконец настает возраст, когда нам делается одинаково трудно, как усвоить новые идеи, так и производить что-нибудь самому. Житейская рутина овладевает нами окончательно, а там незаметно подкрадывается старость, живущая единственно по привычке, без всякого желания обдумывать или анализировать свои поступки. Ни будущее, ни прошлое равно ее не занимают. Она воображает, что знает все. Самолюбие, которое к сожалению не стареет вместе с нами, не допускает в отживших людях мысли, что молодое поколение может что-либо узнать и открыть, чего не знают они. Доказать таким людям, что они ошибаются равносильно нанесению им величайшей обиды. Старики думают, что они вооружены опытом и потому претендуют и на знание и на неразлучное с ним уважение. Все новое делается дли них невыносимым и таким то путем невежество и зло упрочиваются, без надежды быть когда-нибудь вырванными.

Франциск Родольф Вейсс, из книги «Нравственные основы жизни», 1881

 2951

Самая сложная вещь в этом мире — не убедить людей принять новые идеи, а заставить их забыть старые.

Джон Мейнард Кейнс

 1022