У человека должна быть цель, он без цели не умеет, на то ему и разум дан. Если цели у него нет, он ее придумывает…

Братья Стругацкие, из книги «Град обреченный», 1975

 4325

Как только общество решит какую-нибудь свою проблему, сейчас же перед ним встает новая проблема таких же масштабов… нет, еще больших масштабов. Отсюда, между прочим, следует одна интересная штука. В конце концов перед обществом встанут проблемы такой сложности, что разрешить их будет уже не в силах человеческих. И тогда так называемый прогресс остановится.

Братья Стругацкие, из книги «Град обреченный», 1975

 4274

Он был доволен. Он отдал слона за пешку и был очень доволен. И тогда Андрей вдруг понял, что в его, стратега, глазах все это выглядит совсем иначе: он ловко и неожиданно убрал мешающего ему слона да еще получил пешку в придачу — вот как это выглядело на самом деле…

Братья Стругацкие, из книги «Град обреченный», 1975

 4264

Делам надо поклоняться, а не статуям. А может быть, даже и делам поклоняться не надо. Потому что каждый делает, что в его силах. Один — революцию, другой — свистульку. У меня, может, сил только на одну свистульку и хватает, так что же я — говно теперь?…

Братья Стругацкие, из книги «Град обреченный», 1975

 4207

Великие писатели всегда брюзжат. Это их нормальное состояние, потому что они – это больная совесть общества, о которой само общество, может быть, даже и не подозревает.

Братья Стругацкие, из книги «Град обреченный», 1975

 3904

Выигрывает вовсе не тот, кто умеет играть по всем правилам; выигрывает тот, кто умеет отказаться в нужный момент от всех правил, навязать игре свои правила, неизвестные противнику, а когда понадобится — отказаться и от них.

Братья Стругацкие, из книги «Град обреченный», 1975

 3402

Когда я приезжаю в чужую страну, я никогда не спрашиваю, хорошие там законы или плохие. Я спрашиваю только, исполняются ли они.

Братья Стругацкие, из книги «Град обреченный», 1975

 3394

Ну и что же ты все-таки показал? Что не хочешь с нами жить? А зачем это было доказывать и кому? Что ненавидишь нас? Зря. Мы делаем все, что нужно. Мы не виноваты, что они свиньи. Они были свиньями и до нас, и после нас они останутся свиньями. Мы можем только накормить их и одеть, и избавить от животных страданий, а духовных страданий у них сроду не было и быть не может.

Братья Стругацкие, из книги «Град обреченный», 1975

 2940

Лучше всего быть там, откуда некуда падать.

Братья Стругацкие, из книги «Град обреченный», 1975

 2792

Почему мы все-таки и несмотря ни на что должны идти вперед? А потому, что позади у нас — либо смерть, либо скука, которая тоже есть смерть.

Братья Стругацкие, из книги «Град обреченный», 1975

 1778

Ничего человек не может и не умеет. Одно он может и умеет — жить для себя.

Братья Стругацкие, из книги «Град обреченный», 1975

 1535

Вы отнимаете у людей заботу о хлебе насущном и ничего не даете им взамен. Людям становится тошно и скучно. Поэтому будут самоубийства, наркомания, сексуальные революции, дурацкие бунты из-за выеденного яйца…

Братья Стругацкие, из книги «Град обреченный», 1975

 1468

Не ошибки опасны — опасна пассивность, ложная чистоплотность опасна, приверженность к ветхим заповедям! Куда могут вести ветхие заповеди? Только в ветхий мир.

Братья Стругацкие, из книги «Град обреченный», 1975

 1349

Есть я, нет меня, сражаюсь я, лежу на диване — никакой разницы. Ничего нельзя изменить, ничего нельзя исправить. Можно только устроиться — лучше или хуже. Все идёт само по себе, а я здесь ни при чем.

Братья Стругацкие, из книги «Град обреченный», 1975

 997

Право на власть имеет тот, кто имеет власть. А еще точнее, если угодно, — право на власть имеет тот, кто эту власть осуществляет. Умеешь подчинять — имеешь право на власть. Не умеешь — извини!

Братья Стругацкие, из книги «Град обреченный», 1975

 722

Приходя — не радуйся, уходя — не грусти.

Братья Стругацкие, из книги «Град обреченный», 1975

 16