Мы сами создаем для себя тернии и даже не задумываемся, чего это нам будет стоить. А потом только и остается терпеть и уверять себя, что мучаемся не напрасно.

Колин Маккалоу, из источника «Поющие в терновнике», 1977

 3914

Птица с шипом терновника в груди повинуется непреложному закону природы; она сама не ведает, что за сила заставляет ее кинуться на острие и умереть с песней. В тот миг, когда шип пронзает ее сердце, она не думает о близкой смерти, она просто поет, поет до тех пор, пока не иссякнет голос и не оборвется дыхание. Но мы, когда бросаемся грудью на тернии, — мы знаем. Мы понимаем. И все равно грудью на тернии. Так будет всегда.

Колин Маккалоу, из источника «Поющие в терновнике», 1977

 3625

Каждый поет свою песенку и уверен, что никогда мир не слышал ничего прекраснее.

Колин Маккалоу, из источника «Поющие в терновнике», 1977

 3312

Только попробуй полюбить человека — и он тебя убивает. Только почувствуй, что без кого-то жить не можешь, — и он тебя убивает.

Колин Маккалоу, из источника «Поющие в терновнике», 1977

 1940

Никто не ценит того, чего слишком много.

Колин Маккалоу, из источника «Поющие в терновнике», 1977

 1684

Едва ли хоть один человек способен рассудить, что тяжелей — неосознанное томление, неразлучное с беспокойством и взвинченностью, или ясное и определенное желание, упрямо стремящееся к утолению.

Колин Маккалоу, из источника «Поющие в терновнике», 1977

 140

Ни один человек на свете, будь то мужчина или женщина, не видит себя в зеркале таким, каков он на самом деле.

Колин Маккалоу, из источника «Поющие в терновнике», 1977

 124