И, может быть, я завтра умру!.. и не останется на земле ни одного существа, которое бы поняло меня совершенно.

Михаил Юрьевич Лермонтов, из источника «Герой нашего времени», 1839

 4317

Быть для кого-нибудь причиною страданий и радостей, не имея на то никакого положительного права, — не самая ли это сладкая пища нашей гордости? А что такое счастие? Насыщенная гордость.

Михаил Юрьевич Лермонтов, из источника «Герой нашего времени», 1839

 4142

Надобно отдать справедливость женщинам: они имеют инстинкт красоты душевной.

Михаил Юрьевич Лермонтов, из источника «Герой нашего времени», 1839

 4048

Честолюбие есть не что иное как жажда власти, а первое мое удовольствие — подчинять моей воле все, что меня окружает; возбуждать к себе чувство любви, преданности и страха — не есть ли первый признак и величайшее торжество власти?

Михаил Юрьевич Лермонтов, из источника «Герой нашего времени», 1839

 4029

Слава — удача, и чтоб добиться ее, надо только быть ловким.

Михаил Юрьевич Лермонтов, из источника «Герой нашего времени», 1839

 3376

Ты оттого-то именно меня и любила: радости забываются, а печали никогда.

Михаил Юрьевич Лермонтов, из источника «Герой нашего времени», 1839

 2824

Многое не говорится, а отгадывается.

Михаил Юрьевич Лермонтов, из источника «Герой нашего времени», 1839

 2682

Зло порождает зло; первое страдание дает понятие о удовольствии мучить другого; идея зла не может войти в голову человека без того, чтоб он не захотел приложить её к действительности.

Михаил Юрьевич Лермонтов, из источника «Герой нашего времени», 1839

 2545

Что ж? умереть, так умереть! потеря для мира небольшая; да и мне самому порядочно уж скучно. Я — как человек, зевающий на бале, который не едет спать только потому, что ещё нет его кареты. Но карета готова — прощайте!

Михаил Юрьевич Лермонтов, из источника «Герой нашего времени», 1839

 2533

Идеи — создания органические сказал кто-то: их рождение даёт уже им форму, и эта форма есть действие; тот, в чей голове родилось больше идей, тот больше других действует; от этого гений, прикованный к чиновническому столу, должен умереть или сойти с ума, точно так же, как человек с могучим телосложением, при сидячей жизни и скромном поведении, умирает от апоплексического удара.

Михаил Юрьевич Лермонтов, из источника «Герой нашего времени», 1839

 2324

Думая о близкой и возможной смерти, я думаю об одном себе: иные не делают и этого.

Михаил Юрьевич Лермонтов, из источника «Герой нашего времени», 1839

 1475

Любовь, как огонь, — без пищи гаснет. Авось ревность сделает то, чего не могли мои просьбы.

Михаил Юрьевич Лермонтов, из источника «Герой нашего времени», 1839

 1164

Из двух друзей всегда один раб другого, хотя часто ни один из них в этом себе не признается.

Михаил Юрьевич Лермонтов, из источника «Герой нашего времени», 1839

 841