Недуг, истощая все силы, отнимает и мужество избавиться от него.

Иоганн Вольфганг Гёте, из книги «Страдания юного Вертера», 1774

 4227

Мы фантазируем, когда говорим о смерти. Я не раз видел, как умирают люди. Но человек так ограничен по своей природе, что ему не дано постигнуть начало и конец своего бытия.

Иоганн Вольфганг Гёте, из книги «Страдания юного Вертера», 1774

 4039

Когда мы потеряли себя, все для нас потеряно.

Иоганн Вольфганг Гёте, из книги «Страдания юного Вертера», 1774

 4028

Любовь и верность — лучшие человеческие чувства — приводят к насилию и убийству.

Иоганн Вольфганг Гёте, из книги «Страдания юного Вертера», 1774

 3718

Что нам мир без любви! То же, что волшебный фонарь без света. Едва ты вставишь в него лампочку, как яркие картины запестреют на белой стене! И пусть это будет только мимолетные мираж, все равно, мы, точно дети, радуемся, глядя на него и восторгаемся чудесными видениями.

Иоганн Вольфганг Гёте, из книги «Страдания юного Вертера», 1774

 3661

Люди трудятся по целым дням, лишь бы прожить, а если остается у них немножко свободы, они до того пугаются ее, что ищут, каким бы образом от нее избавиться. Вот оно — назначение человека!

Иоганн Вольфганг Гёте, из книги «Страдания юного Вертера», 1774

 3588

На свете редко приходится решать, либо — да, либо — нет!

Иоганн Вольфганг Гёте, из книги «Страдания юного Вертера», 1774

 2876

Люди страдали бы гораздо меньше, если бы не развивали в себе так усердно силу воображения, не припоминали бы без конца прошедшие неприятности, а жили бы безобидным настоящим.

Иоганн Вольфганг Гёте, из книги «Страдания юного Вертера», 1774

 2648

Дурное настроение происходит от внутренней досады на собственное несовершенство, от недовольства самим собою, неизбежно связанного с завистью, которую, в свою очередь, разжигает нелепое тщеславие. Видеть счастливых людей, обязанных своим счастьем не нам, — вот что несносно.

Иоганн Вольфганг Гёте, из книги «Страдания юного Вертера», 1774

 2438

Все на свете самообман, и глуп тот, кто в угоду другим, а не по собственному призванию и тяготению трудится ради денег, почестей или чего-нибудь еще.

Иоганн Вольфганг Гёте, из книги «Страдания юного Вертера», 1774

 1949

Почему так редко бьет ключ гениальности, так редко разливается полноводным потоком, потрясая ваши смущенные души? Да потому, что по обоим берегам проживают рассудительные господа, чьи беседки, огороды и клумбы с тюльпанами смыло бы без следа, а посему они ухитряются заблаговременно предотвращать опасность с помощью отводных каналов и запруд.

Иоганн Вольфганг Гёте, из книги «Страдания юного Вертера», 1774

 1191

Человеку нужно немного земли, чтобы благоденствовать на ней, и еще меньше, чтобы покоиться в ней.

Иоганн Вольфганг Гёте, из книги «Страдания юного Вертера», 1774

 957

Человек может сносить радость, горе, боль лишь до известной степени, а когда эта степень превышена, он гибнет. Значит, вопрос не в том, силен ли он или слаб, а может ли он претерпеть меру своих страданий, все равно душевных или физических, и, по-моему, так же дико говорить: тот трус, кто лишает себя жизни, — как называть трусом человека, умирающего от злокачественной лихорадки.

Иоганн Вольфганг Гёте, из книги «Страдания юного Вертера», 1774

 740

Чего стоит человек, этот хваленый полубог! Именно там, где силы всего нужнее ему, они ему изменяют. И когда он окрылен восторгом или погружен в скорбь, что-то останавливает его и возвращает к трезвому, холодному сознанию именно в тот миг, когда он мечтал раствориться в бесконечности.

Иоганн Вольфганг Гёте, из книги «Страдания юного Вертера», 1774

 562

Тот, кто сидит на первом месте, редко играет первую роль.

Иоганн Вольфганг Гёте, из книги «Страдания юного Вертера», 1774

 224

Куда легче умереть, чем стойко сносить мученическую жизнь.

Иоганн Вольфганг Гёте, из книги «Страдания юного Вертера», 1774

 43