За сто лет богатой событиями немецкой истории мы впервые являемся свидетелями того, когда человек, длительное время находясь на вершине власти, покидает ее не в результате своего банкротства как политика, а по доброй воле, в мире и согласии. (Ойген Герстенмайер, председатель Бундестага при Аденауэре)[3]

Конрад Аденауэр

 7755