Есть предел человеческой порядочности, но нет предела человеческой мерзости.

Анатолий Фёдорович Бышовец

 5862