Мысль о смерти более жестока, чем сама смерть.

Боэций

 2992