Если воля не допускает размышления, за этим непременно последует раскаяние.

Пьер Бауст

 287